balanseeker: Pingwin-Balanseeker (пингвин НДП)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] holmogor в Победа над "Русскими"
Легитимность государства определяется тем, от какой глобальной угрозы оно защищает в тот или иной момент общество.

В этой связи меня очень тревожит тот факт, что на этих выборах государство намерено установить свою легитимность через победу над фейковыми националистами в лице подставного Мальцева, мнимо планирующими майдан.

Меня это тревожит потому, что это значит, что легитимность власти следующие 5 лет будет базироваться не на воссоединении Крыма, не на поддержке Донбасса, не на политике импортозамещения, не на борьбе с международным терроризмом, не на социальной ответственности, а на победе над русскими.

Мнимой, поскольку никакие русские за Мальцевым не стоят и его не поддерживают. Русским плевать на Мальцева с высокой колокольни. Русским националистам ссать на Мальцева брансдбойтной струей. Он украинский националист, а не русский. Никакие русские националисты, кроме гебешных шестерок с ним не связаны. Но нашей медиапорнократии бессмысленно будет доказывать, что победа мнимая.

Факт будет состоять в том, что "Мы Победили Русских". "Мы Победили Русский Национализм". И плящущий на русских костях мудак Гоблин. И соответственно законы, которые будет принимать дума "победившая русских" - бдут закономерно законами против русских. Потому что так сформировали повестку.

Если легитимность государства базируется на его победе над нацией это называется "оккупационный режим".

Сказать, что мне это не нравится - это значит ничего не сказать. Это какое-то чудовищное самоунижение. Присоединить Крым и после этого... строить компанию на победе над резиновой куклой в форме гондона, к которой еще и пришпилен ярлычок "Русские".
balanseeker: Pingwin-Balanseeker (пингвин НДП)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] holmogor в Почему национализм несовместим с "шоковой терапией" и ликвидацией "неэффективной" промышленности
У Егора Просвирнина в комментах кипит интереснейшая дискуссия об экономике.

https://www.facebook.com/egorprosvirnin/posts/1031070093611699

Оказывается некоторые молодые националисты не понимают, что тезисы типа "устроим шоковую терапию", "сократим дотационный Автоваз", убьем все неэффективные производства и выгоним всех неэффективных дармоедов на мороз и всё это людоедство в духе Бабы Леры-1992 - попросту НЕСОВМЕСТИМЫ с национализмом в минимально индустриально развитой стране.

Возможно это применимо к Латвии или Польше - полуколониальным странам, убийство промышленности которых было условием на пути их приема в Рай на правах санитарного кордона против России. Простите, но России никто таких условий не предлагает, хотя бы потому, что она не может быть санитарным кордоном против России.

В стране претендующей на минимальную самостоятельность (Новороссия там всякая и тому подобное) ни о какой шоковой терапии и "закрытии неэффективных предприятий" речь со стороны националиста идти не может. Тут либо крестик, либо трусы.

Национализм это довольно стройная доктрина и система взглядов, предполагающая, в частности, национальную систему политической экономии противостоящую космополитической.

Суть космополитической системы в том, что у англичанина хорошо получаются машины, а у тебя, рашковатника (боша, япошки, негритоса) хорошо получаются бананы. Честный обмен это ты по дешевке продаешь англичанцу бананы, а он тебе втридорога машины. Это называется принципом сравнительного преимущества, классическим примером которого является договор Англии и Португалии о взаимном снятии пошлин на сукно и вино - в результате чего англичане продавали португальцам промышленный продукт, который португальцы могли производить и сами, а португальцы предоставляли англичанам аграрный продукт, который англичане все равно должны были бы покупать, так как у них виноград не растет.

Национальная система разработанная в 19 веке Фридрихом Листом, экономическим мыслителем равновеликим Смиту и превосходящим Маркса (Маркс был смитианцем, типичным лоббистом, натравливавшим промышленных рабочих европейских стран против промышленных же капиталистов этих стран в интересах британского бизнеса) состоит в том, что каждая нация должна развивать свои производительные силы, производя все что только физически может производить, закрывая слабые отрасли тарифами от конкуренции и выходя на мировой рынок с сильными отраслями. Никакая специализация в рамках сравнительного преимущества неприемлема - это гетто.

Космополитическая политэкономия - смитианство, ставит на первое место денежную прибыльность, "эффективность". Националистическая - листианство - свою способность производить и общий уровень развития.

Соответственно вы не бубните о неэффективности Атоваза, а поддерживаете свое производство автомобилей даже в том случае если их кто-то делает лучше. Во-первых, потому что он может однажды отказаться их вам продать - санкции. Во-вторых, потому что на основе автомобиля можно создать к примеру броневик. Или просто поставить на него пулемет. В-третьих, потому что однажды вы можете научиться делать автомобили лучше лидера и его потеснить.

В мире есть два типа стран - Германия, Япония, Южная Корея, Китай с фанатизмом пошедшие по пути листианства, вплоть до идей чучхе, которые сформулировал не Ким Ир Сен, а лидер Южной Кореи Пак Чжон Хи.

А есть страны пошедшие по пути смитианства и отказа от защиты своего производства: Португалия, Перу, Монголия, Габон, Эквадор, Украина, Российская Федерация.

Результаты говорят сами за себя.

Националисты не убивают национальную промышленность. Те кто убивают национальную промышленность не националисты.

Если нам говорят, что денег поддерживать неэффективный автопром у бюджета нет, то националистический ответ очевиден:

100% пошлины на импортные автомобили. 300% на лакшери класс. Полный запрет ввоза подержаных. Исключение для локальных моделей концернов полностью локализовавших производство - Рено, Фольксваген. И никакой стабфонд не нужен.

Нам скажут на это, что подобные протекционистские меры вызовут общий дефицит автомобилей (впервые эту тему "протекционизм ведет к дефициту и дороговизне" завел Бастиа в "Экономических софизмах"). И тут мы видим типичное для смитианского дискурса лукавство. У этих милых господ свободный рынок и конкуренция обещают все расставить по своим местам и спрос выровняется с предложением. Поскольку спрос на автомобили будет стабильно высоким, то рынок, в конечном счете, сформирует и их предложение, дефицита не будет. Дефицит он характерен для плановой экономики, где запрещено производить больше определенного числа востребованных товаров. То есть логика свободного национального рынка огражденного барьерами от внешней конкуренции, должна привести к равновесию по всем группам товаров, которые можно произвести внутри страны. Но рыночное мышление тут, почему-то, смитианцам отказывает - они верят в международное разделение труда, но не в национальное.

Ошибочен и тезис, что только свободная конкуренция гарантирует технологические рывки и качество. Реальность прямо противоположна. Лидер учится делать лучшие автомобили только потому что нечестно конкурирует. Все ведущие мировые компании, все прибыли делаются только на несовершенной конкуренции, на обеспечении себе квазимонополии и нерыночных преимуществ.

Почитайте об этом экономиста №1 в ХХ веке Йозефа Шумпетера именно по этой причине всегда выступавшего в защиту монополий. Только монополия или государство могут инвестировать достаточно средств в масштабный технологический прорыв. Свободно конкурирующий мелкий и средний предприниматель в своих инвестиционных возможностях ограничен. Концентрация капитала для технологического рывка возможна только при "нечестной" конкуренции. Как только конкуренция становится совершенной и преимуществ ни у кого нет - рынок умирает. Совершенная конкуренция существует только на рынке прищепок для одежды и леденцов на палочке и прибыли там копеечные.

Для технологически догоняющей экономики как германская в 19 веке или наша в ХХ государство является важным конкурентным преимуществом, которое следует использовать на все 100 и тогда можно оказаться даже впереди догоняемого что показал пример Германии и Японии. Об этом прекрасно написал Гершенкрон в "Экономической отсталости в истоиической перспективе".

Ну а если вы, вооруженный луком, решите "честно конкурировать" с человеком с пулеметом - он вас просто убьет и правильно сделает.

Ну и Ольшанский совершенно справедливо написал: "Остается только прибавить, что 1. У нас нет никакого госкапитализма. Был бы госкапитализм - у нас бы Минстрой с чиновниками, живущими на свою зарплату, нанимал работников на постройку Керченского моста, а не создавались бы бесконечные фирмы и оффшоры прокладки с цепочками подрядчиков-ротенбергов. У нас не госкапитализм, а тэтчеризм, где роль брокера играет чиновник. Чиновник выступает именно в качестве бизнесмена, а "чистый" тэтчеризм ему просто не нужен и невыгоден. 2. Госкапитализм абсолютно не противоречит демократии. Америка Рузвельта и Англия лейбористов, Скандинавия социалистов и Израиль сионистов не были замечены в недемократичности".

Наиболее демократические политические режимы ХХ века - это режимы с высоким госвмешательством в рыночную экономику. Отказ от рынка или отказ от госвмешательства одинаково дают отход от демократии в сторону тоталитаризма или авторитарной олигархии.

Ну или уж высказывайтесь по чеснаку, как когда-то Чубайс и Найшуль, что высшей формой демократии для вас является не Швеция, а Чили при Пиночете. Это будет демократия - у кого надо демократия...

***

В добавление процитирую свой неоконченный текст о Фридрихе Листе (для СиП, между прочим, писал).



Положение Фридриха Листа (1789-1846) в мировой экономической мысли парадоксально.

Его практическое влияние на развитие национальной экономики самых разных стран огромно. Причем все страны, избиравшие для себя «путь Листа» – будь то Германия, США, Россия в XIX веке или Китай в ХХ, достигли впечатляющих результатов, сумели вырваться из нищеты и зависимости от мирового экономического гегемона. Все страны, пошедшие по пути, который Лист осуждал, то есть открывшие свою экономику для свободной торговли с мировым экономическим гегемоном пережили экономический крах или упадок, оказались по уши в долгах и утратили свою финансовую самостоятельность.

Другими словами, 170 лет, прошедшие с трагического самоубийства уставшего объяснять всем очевидные вещи Листа, доказали, его безусловную правоту. Правоту как аналитика, экономиста, политика, философа и пророка. По сравнению с Листом и Адам Смит, и Карл Маркс, и даже величайший из экономических мыслителей ХХ века Йозеф Шумпетер, кажутся слепыми котятами, чьи прогнозы устарели через двадцать-тридцать лет после их смерти, если не раньше. Не случилось ни всеобщего блаженства свободной торговли, ни коммунизма, ни предсказанного Шумпетером краха свободного предпринимательства.

Напротив, экономическое развитие каждой страны в нашем мире и сегодня, как и в середине XIX века развивается строго «по Листу» - ей либо удается развить самостоятельную промышленность, защитив её от подавляющего влияния экономики-гегемона, либо она навсегда остается в экономическом рабстве, которое может лишь усугубляться, что мы наблюдаем на наших глазах, к примеру, в Греции. Если страна сама вырвалась в число экономических лидеров мира, тогда она может практиковать свободу торговли, так как это улучшает ее положение на мировом рынке, где уже она может порабощать и подчинять более слабые экономики, но и здесь она должна строго следить, чтобы не сделать вреда своей промышленности и не «заторговаться» до разорения её отраслей.

Практическая проверка экономической историей показала, что Лист работает всегда, Шумпетер – там, где работает Лист, Смит и Рикардо работают там, где сильный использует их против слабого, Маркс работает там, где слабых нужно обмануть насчет подлинных причин их слабости и разорения.

В странах развивавшихся «по Листу» – это отлично понимали. Для Германии он был культовой фигурой, архитектором вызывающей зависть у всего мира германской промышленности. Немецкая экономическая традиция – историческая школа во главе с Густавом Шмоллером, вся выросла из Листа. Позднее германская экономическая традиция была практически упразднена, как следствие поражений страны в двух мировых войнах, но послевоенное «экономическое чудо» вновь шло «по Листу» - четверть своего бюджета государство вкладывало в создание и обновление промышленности.

Стопроцентная работоспособность простой и понятной теории Листа и сыграла против него в экономической теории, где Лист, как правило, рассматривается как злой демон, который нарушил красивую стройность «политической экономии», идущей от французских физиократов, через Смита и Рикардо к английским марджиналистам и либеральной «венской школе», и вплоть до сегодняшнего «вашингтонского консенсуса».

В противоположность теориям «свободной торговли» и всему, что из неё вытекало (а вытекали из неё странные вещи, например – «шоковая терапия»), Лист взял под защиту теорию и практику европейских меркантилистов, которые проводили политику на развитие национальной промышленности своих стран и на защиту этой промышленности при помощи таможенных пошлин. Поскольку человек обладает большей частью своих прав и возможностей не как индивид, а как представитель определенной нации и гражданин сильного и успешного государства, Лист поставил в центр своей политэкономии не индивида, а нацию. Он первым начал широко использовать экономическую историю, понятую как историю успеха или неуспеха тех или иных наций,

Главным теоретическим достижением Листа стало понятие «производительных сил». Лист отказался рассматривать экономику сквозь призму ценностей, то есть выгод, которые могут быть получены при обмене. Он взглянул на экономику как на производство благ, которые могут быть и потреблены, и обменены, и преобразованы в другие блага. Чем больше возможности нации по производству благ, чем выше её производительные силы, тем она богаче и тем прочнее её исторический успех. Напротив, даже огромные меновые ценности (как золото и серебро Испании после открытия Америки) – бесплодны, если производительные силы нации ничтожны. Задача национальной политической экономии по Листу не в том, чтобы скопить побольше денег, а в том, чтобы максимально расширить свои возможности по созданию благ.

Теория производительных сил была бессовестно украдена у Листа Марксом. Основатель «научного коммунизма», будучи последователем Рикардо, выдавал Листу откровенно хамские характеристики, не забыв обчистить ему карманы. Так сказать «экспроприация экспроприаторов».

В развитых западных странах марксизм быстро сдал позиции как только обанкротилась марксова теория об прогрессирующем обнищании рабочих по мере развития капитализма. Фордовский рабочий, садясь в новенькую «модель Т» совершенно не нуждался в Марксе. Совсем иначе сложилась судьба марксизма в странах третьего мира, где происходили социалистические революции. Притягательность марксизма в ХХ веке для отсталых стран состояла именно в его индустриализме, в то, что всюду, куда приходили марксисты, они начинали строить заводы и фабрики, хотя использовали они их, конечно, неэффективно. Движение к коммунизму зависело от развития производительных сил, революционный пролетариат мог возникнуть лишь там, где есть завод и фабрика.

Именно этот индустриализм марксизма, внимание к развитию производительных сил, стремление к развитию промышленности, и составлял его силу. И поэтому марксистский Китай, марксистский Вьетнам добились определенных экономических результатов, так же как и листовские Япония и Южная Корея. А вот полностью проигравшими оказались страны, которые либо пошли на поводу у анлосаксонских советчиков и превратились в аграрные придатки Запада, либо откатились от марксизма, допустив у себя деиндустриализацию, как, к примеру, Монголия. Дело было не в их отказе от коммунизма, конечно, а в отказе от упакованного в коммунизм листовского индустриализма.

Марксизм вдохновлял неразвитые народы, учил и звал к борьбе… именно на ренту с украденной у Листа модели народного хозяйства. Именно присвоение листовской идеи «производительных сил» придавало марксизму ту прибавочную стоимость с которой он жил все эти столетия.

Поэтому особенно трагично положение России, которая в конце XIX начале XX века развивалась непосредственно по-Листу, чьим поклонниками были реформатор русской промышленности С.Ю. Витте и работавший с ним над развитием протекционистской программы Д.И. Менделеев. С развития по-Листу Россия перескочила на развитие по-Марксу. Всё тот же индустриализм, но только путем чудовищного «обострения классовой борьбы» и ценой уничтожения предпринимательского класса, возложения на государство функций предпринимателя, научной лаборатории, маркетолога и т.д. В русском случае это был очевидный шаг назад – вместо органичной национальной индустриализации, которая непременно произошла бы после Первой мировой войны, индустриализация насильственная и перекошенная.

Для всей либеральной экономической традиции Лист – это абсолютное зло. О нем предпочитают умалчивать, либо упоминают о нем как о малозначительном критике Адама Смита, который, к тому же «плохо понимал» шотландского классика. Иногда Листа цитируют, чтобы сказать, что «на самом деле Смит говорит то же самое» и чтобы подчеркнуть, что «в конечном счете» и сам Лист не выступал против свободы торговли если ее ведет развитая страна. Другими словами, с Листом не спорят, поскольку это попросту невозможно. На него стараются не обращать внимания.

Это связано с весьма специфической ролью «классической» либеральной экономической науки. Она не ставит целью поддержку экономического развития новых стран. Она, прежде всего, обеспечивает сохранение экономической гегемонии тех, кто уже богат.

Для Листа естественным субъектом экономической деятельности является нация, которая развивает свои производительные силы. Не та нация, которая накапливает больше меновых ценностей становится богаче, а та, которая совершенствует свои производительные силы, свою способность создавать богатство. Для этого Лист рекомендует нациям, в частности Германии, развивать свою промышленность, ограждая её от конкуренции высокими таможенными тарифами. Лист выступил главным теоретиком протекционизма. При этом, впрочем, Лист не являлся фанатиком таможенных пошлин любой ценой, напротив, он считал, что они нужны для того, чтобы растущая отрасль не была задавлена внешними конкурентами, напротив, для выросшей отрасли протекционизм вреден, так как её питает энергия конкуренции.

Лист подверг беспощадной критике центральный принцип «классической» теории свободной торговли – принцип сравнительного преимущества. Этот принцип был выведен в ходе обсуждений знаменитого договора Метуэна, заключенного английским посланником лордом Метуэном в 1703 году в Лиссабоне. По этому договору Англия предоставляла Португалии скидку на пошлины при ввозе её вин, а англичане получали возможность беспошлинно ввозить в Португалию свои сукна. Это было самое блестящее экономическое убийство в истории – Португалия полностью потеряла свою шерстяную промышленность, убитую английской конкуренцией, лишь незначительно выиграв на поставках вин, так как в целом английский потребитель продолжал предпочитать французское вино.

Обосновывая справедливость такой «свободы торговли» английские «классики», прежде всего Рикардо сформулировали принцип «сравнительного преимущества», который и по сей день является краеугольным камнем фритредерского учения. У каждой страны есть естественная специализация – в Португалии растет виноград и делается прекрасное вино, в Англии есть овцы и выделывается прекрасная шерсть. Следовательно, для создания максимально эффективной экономической системы Португалии следует сосредоточиться на выработке вина, а Англии на выработке шерсти, и они будут обеспечивать друг друга обменом этих товаров. На этом принципе базируется вся современная система международной торговли и философия «Всемирной торговой организации» – пусть каждый специализируется на чем-то своем и тогда все будут обеспечивать друг друга тем, в чем нуждаются.

Речь идет об очевидном экономическом софизме, причем довольно нечистоплотном. Никакого равенства между участниками соглашения нет – Португалия может вырабатывать и вино и сукно из шерсти, в то время как Англия может вырабатывать только шерсть и сукно, а вино не может. Следовательно, даже при равноправном обмене выгоду от него получает только Англия – она получает то в чем нуждается в обмен на то, что производит в избытке сама. Португалия же получает то, что могла бы произвести и сама при надлежащем развитии производительных сил. При этом Португалия продает продукт сельского хозяйства, характеризующийся убывающей отдачей – больше определенного количества вина Португалия произвести не может. В то время как Англия продает продукт промышленности, который может производить в неограниченном количестве – даже если кончится шерсть английских овец, Англия может закупить шерсть зарубежную. Англия может создавать всё более совершенные станки, повышая эффективность выпуска своей продукции. Такой возможности неограниченно наращивать производство у Португалии с винами нет, как нет и скачкообразного прогресса в виноделии.

Еще хуже обстоит положение, если вспомнить, что никакой замкнутой системы «английское сукно-португальское вино» в реальном мире не существует. У Португалии есть конкурент на винном рынке – Франция, богатая развитая страна, которая производит много вина, пользующегося спросом на английском рынке. Однако Франция находится в конфликте с Англией. Снижение пошлин для Португалии является платой за политическую лояльность к Англии. Это исключает для Португалии независимую внешнюю политику – она обречена быть лояльна к Англии, или потеряет её рынок вин. Если же Англия с Францией помирятся, то привилегии Португалии могут быть Англией отброшены.

Теперь представим, что будет, если Англия наряду с сукном начала производить какой-то третий товар. Например – высококачественную и невероятно модную одежду из такого сукна – тонко скроенную и крепко сшитую. Разумеется, в Португалии возникнет потребность в такой одежде и она начнет её покупать наряду с просто сукном и тратить на неё деньги, вырученные за продажу вина. Что делать Португалии, чтобы покупать и сукно и одежду? Либо производить и продавать больше вина, а это невозможно, поскольку и производительность виноградников и рынок Англии ограничены, либо снижать закупки сукна и приобретать больше готовой одежды. Покупая готовую одежду Португалия переплачивает за кройку, шитье, а возможно и бренд. То есть она покупает меньше одежды, чем могло бы быть сшито её портными из английского сукна, закупленного за ту же сумму. Представим, что английскую одежду покупают богатые классы португальского общества, а сукно – средние классы, шьющие из него одежду сами. Снижение количества сукна на рынке Португалии приведет к его удорожанию, то есть средний класс станет беднее, при этом покупка одежды богатыми классами потребует от них больших затрат, которые они
постараются получить с бедных и средних классов, то есть те, опять таки, станут беднее.

Как видим, никакого равенства в обмене товарами и услугами между двумя специализациями не получается. Напротив, Англия, используя своё промышленное и торговое превосходство делает себя богаче, а Португалию беднее. Разумеется, Португалия могла бы решить свои проблемы, если бы ограничила ввоз английского сукна, построила свои собственные мануфактуры и продала их в третью страну, составив конкуренцию английской шерсти если не качеством, то дешевизной. Но чтобы этого не произошло и приходят господа Смит и Рикардо и объясняют, что поступать так – неправильно и это противоречит экономической науке, здравому смыслу и оптимальному использованию ресурсов. Если господа Смит и Рикардо оказываются недостаточно убедительны, то приплывает английский флот и палит из всех пушек по Лиссабону. С таким аргументом уже невозможно поспорить.

Лист показал, что вся система свободной торговли – это система охраны преимуществ страны уже развившей свою промышленность и торговлю – Англии, против догоняющих её стран. А принцип «сравнительного преимущества» чистой воды обман, который вынуждает другие страны поставлять Англии задешево сырье и пищевые продукты в обмен на дорогие промышленные товары. Разумеется, Германии нужно производить самой промышленные товары и только тогда её торговые отношения с Англией будут идти ко взаимной выгоде.

По рецептам Листа была проведена индустриализация и протекционистская защита германской промышленности. В результате к началу ХХ века германская экономика уже превосходила британскую и превосходит её и по сей день, несмотря на то, что Англии и Америке удалось создать открытый военный конфликт с Германией, её победить и полностью политически уничтожить. Однако всё равно фридрихлистовская промышленная модель оказала свою подавляющую конкурентоспособность. Впрочем, и в США экономика развивалась именно по рецептам Листа.

Эрик Райнерт так формулирует противоположность принципов Листа и доминирующей сегодня экономической неоклассики.

«ПРИНЦИП ЛИСТА: вначале страна должна индустриализироваться, а затем экономически интегрироваться со странами, находящимися на том же уровне развития.

НЕОКЛАССИЧЕСКИЙ ПРИНЦИП: свободная торговля является целью сама по себе; не надо ждать, когда отдельные страны достигнут определенного уровня индустриализации…

ПРИНЦИП ЛИСТА: для богатства, демократии и политической свободы необходимо одно условие – диверсифицированный сектор обрабатывающей промышленности для которого
характерна возрастающая отдача…

НЕОКЛАССИЧЕСКИЙ ПРИНЦИП: все виды экономической деятельности качественно одинаковы, поэтому не важно, что производить. Эта теория основана на принципе сравнительного преимущества и не признает, что страна может специализироваться на бедности и невежестве, заниматься экономической деятельностью, не требующей новых знаний, работать в условиях совершенной конкуренции и убывающей отдачи и/или быть лишенной экономии на масштабах производства и технологического прогресса».

Лист, также, сформулировал принципы исторического метода в экономике – нужно не строить абстрактную модель хозяйства, а изучать конкретный опыт успешной и неуспешной экономической политики наций.
balanseeker: Pingwin-Balanseeker (пингвин НДП)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] no_vodkaorange в Одиннадцать заблуждений русских
Оригинал взят у [livejournal.com profile] oboguev в Одиннадцать заблуждений русских
http://sputnikipogrom.com/society/47900/russian-fallacies

[...]

Речь идёт не столько об идеологических установках, сколько о почти бытовых предрассудках, из-за которых у многих выстраивается кривая картина мира. Не претендуя на самый ясный ум в Российской Федерации, всё же хочу отметить некоторые из них.

Получился список из 11 штук, такая футбольная команда «Заблуждения». Хотя я наверняка что-то упустил. Дополнения в комментариях всячески приветствуются — поместим их на «скамейку запасных».

1. Когда у людей кончатся деньги — начнутся бунты и революции

Не начнутся.

[...]

2. Русский язык — маркер принадлежности к русской цивилизации и инструмент российской экспансии

[...]

факт «русскоязычности» абсолютно — я подчёркиваю, абсолютно — не делает человека русским даже потенциально.

[...]

Как это соотносится с «реинтеграцией Украины»? См. реконструкцию Юга после Гражданской войны: поклонников Конфедерации загнали на социальное дно и вылепили из них смешных узколобых реднеков, а чем выше человек с юга хотел (и хочет) подняться — тем в большей степени ему нужно отказаться от любви к флагам конфедерации и прочему рабовладельческому heritage. Учитывая, какое значение в России имеет социальный статус, дальше можно не продолжать.


3. Споры о гражданском и этническом национализме («Если Багратион русский, то и Сталин русский?)

Посмотрите, как делают наши новиопские друзья: у них Багратионы и Лермонтовы — это гордые грузины, турки и кто там ещё, зато Джугашвили — квинтэссенция всех худших сторон русской цивилизации, плоть от плоти русского народа, соль земли.

Русские же всё время пытаются следовать каким-то «принципам» (не ими и не к их выгоде придуманным) и путаются сами в себе. На потеху врагам и противникам, наблюдающим бессмысленные «общественно-политические дискуссии» и прочие комичные «расколы».

Принцип же тут один: все нормальные выдающиеся ребята иного этнического происхождения, которые имеют вес в рамках русской цивилизации и/или принесли большую пользу нашему богоспасаемому народу — это русские. А плохие ребята того же происхождения — инородцы. Почему? На каком основании? Какая доктрина, чья философская концепция, какая из версий национализма позволяет утверждать подобное? Никакая и ничья. Так выгодно русским, значит так оно и есть. Мафия в Америке «русская», а Сикорский — американец. В России принцип тот же. Багратиона — себе, Джугашвили — великой Грузии. Почему? По кочану.


4. Если свергнут Путина — будет очень плохо, гражданская война и развал страны (вариант: очень хорошо и всеобщее процветание)

Опять-таки неверна сама постановка вопроса. Какая разница, свергнут или нет, если он сам однажды помрёт?

[...]

Значение Путина, несмотря на действительную концентрацию в его руках власти в Российской Федерации, преувеличено раз в сто. Реальная проблема в том, что в России существует непрозрачная политическая система, установленная де-факто колониальной администрацией, и отсутствуют стандартные республиканские механизмы передачи власти. Я об этом писал, но повторить будет нелишним. Сам по себе Путин не имеет никакого значения, его уход может закончиться гражданской войной и распадом государства, а может обычной рокировкой а-ля «Хрущёв-Брежнев» или «Сталин-Хрущёв», незаметной для 99% населения. Дальнейшее, в свою очередь, может неприятно удивить тех, кто сегодня радеет за скорейшее низвержение Темнейшего, так и удивить приятно сторонников версии о том, что Аллах Владимирович является чуть ли не единственной скрепой нашего грешного русского мира.

Иначе говоря, излишняя концентрация на этом человеке непродуктивна сама по себе и точно так же уводит любое содержательное обсуждение в сторону. Если Путин — абсолютное зло, то он слишком смертен, чтоб так сильно переживать. Если единственная надежда — впору бить тревогу, потому что в ближайшей перспективе лафа кончится сама собой. Реально пугать должно «общественное согласие» по поводу абсолютно непредугадываемого будущего, которое наступит после ухода ВВП.

5. Надежда на некую социальную группу, которая всё изменит (вариант: боязнь её же)

Вот придут образованные горожане — у них мозги, они интегрированы в Первый мир, они всё сделают красиво и умно. Вот сейчас приедут дальнобойщики — простые мужики с понятиями из народа — и власть зашатается. Вот выйдут футбольные фанаты — крепкая боевая молодёжь — и покажет всем кузькину мать.

Дело не только в беспочвенности подобных надежд, а люди даже не пытаются заглянуть за ширму. Например, застрельщиками «народного протеста» дальнобойщиков отчего-то были выбраны дагестанцы — то есть люди, которых большинство населения недолюбливает, а сам регион от России культурно оторван. Звоночек номер раз. Зато была информация, что с некими «дагестанскими бизнесменами» связан Дмитрий Анатольевич Медведев. Вот и второй звоночек. А какие у вас возникают ассоциации, когда вы слышите «дагестанский бизнес»? У меня — «прозрачность», «инвестиционная привлекательность», «надёжность». Третий звоночек. А кто такой Дмитрий Медведев? Был президентом, потом ушел (или ушли) в пользу Путина. Про Крым во время аннексии показательно промолчал. На официозных мероприятиях типа «спит». Звонок номер четыре.

Чьи реальные интересы сталкиваются, когда на поверхность вылезают рассерженные горожане, деревенщики, дальнобойщики, фанаты, антифашистские защитники Химкинского леса и прочее? Ведь видно, что речь идёт не о стихийном народном возмущении типа Сагры или Кондопоги (этих давили за два дня без сантиментов), а кто-то с кем-то договаривается, используя ресурс в лице возмущённого (неважно, справедливо или нет) населения, точнее его части. Последние два раза президентские выборы сопровождали массовые акции и попытки госпереворота различной степени радикальности: Марши Несогласных, Болотные протесты. По ТВ в это время гарантированно идёт истерика про оранжевых белоленточных пиндосов. Пусть пиндосы — но внутри РФ кто реально за кем стоит, кто чьи интересы представляет и между кем и кем происходит реальное противостояние? Почему Навального швыряет от члена совета директоров «Аэрофлота» и респектабельного кандидата на пост мэра Москвы до опального украинца под домашним арестом, у которого брат в тюрьме? А потом обратно. Откуда взялись антифашисты, с чего-то штурмующие Химкинскую администрацию во имя заботы о белочках? И почему их верхушку натурально убивают некие мутные ультраправые, и в таких масштабах, как будто речь идёт о разделе сфер влияния в нефтяном бизнесе Кувейта, а не противостоянии молодёжных субкультур?

Никто даже не задаётся этими вопросами, качественной журналистики по теме просто нет, зато обыватели до сих пор связывают какие-то надежды с абстрактным возмущением абстрактного населения, через которое сами собой падут оковы, изменится режим, заколосится рожь, а в ней будут резвиться нагие девы. Три года (!) прошло — а нет ни одного текста даже с самой робкой попыткой растолковать, чем реально была «Болотная площадь». Объяснить на уровне дерущихся панов, а не трещащих у холопов чубов. С предысторией и без «конспирологии». Считается, что кабинеты Администрации Президента опустели из-за гуляющих со смешными плакатами хипстеров. Никого путинцы не боятся — только хипстеров. Или дальнобойщиков. Или фанатов, антифу и Уралвагонзавод.

6. Надо делать дело, а не разговоры разговаривать

Один из вариантов этого заблуждения встречался в недавних постах о пропаганде: типа, надо не картиночки рисовать, а «действовать». На самом деле в условиях нынешней российской действительности как раз «действия» (какие, кстати?) малопродуктивны, зато картинки, посты, книги и видео могут изменить многое. Прежде всего интеллектуальную атмосферу и уровень информированности общества. Всякое действие бесполезно, если люди систематически ошибаются в том, «куда бить», и вообще имеют самые фантастические представления о действительности. Бессмысленно «брать Кремль», если непонятно, что в нём надо делать, и бессмысленно его защищать, не понимая, что там делают. Тем более какие «действия» могут быть в условиях отсутствия в стране общественно-политической жизни? Только национальное просвещение и культурная деятельность — то есть «разговоры». Всё прочее в РФ заранее обречено, примерно как в СССР 1978 года.

7. Преувеличение взаимосвязи элиты и государства, «Путин уедет в Гаагу, если отступит или проиграет»

Непонятно, откуда у людей такая информация и убеждение. Нельзя сказать, чтобы его разделяли очень многие, но такую мысль, в частности, высказывал Игорь Иванович Стрелков, а вслед за ним и другие.

Меж тем Горби уехал вовсе ни в какую не в Гаагу, а очень даже в Лондон. Хотя были у него такие же неодобряемые Западом действия и в Вильнюсе, и в Казахстане, и вообще по всему Союзу, сам Союз открыто назывался Империей Зла, вывод войск из Афганистана произошёл, если что, только спустя четыре года после прихода Горбачёва, а отстранение его обставили в форме путча, который де-факто был то ли антигорбачёвским, то ли прогорбачёвским: сами путчисты толком не смогли объяснить.

Поэтому мысль, что если Путин всё сдаст, то его увезут судить в Гаагу (через что получается, что он заложник ситуации, ничего сдать не может и находится в одной лодке со своим добрым народом) мне кажется как минимум небесспорной. Вместо Гааги его вполне может ждать Швейцария, Франция или Англия. Вместо тихой смерти в тюрьме, внезапного самоубийства или показательной казни — имение, пожизненная пенсия, покой и тишина.

8. Русским надо делать всё по справедливости, творить добро, проявлять гуманизм и всё прочее

Не надо. Надо самопрезентоваться такими силами добра, с которыми себе дороже связываться. Это с одной стороны. С другой — иметь столь мощный пласт жизнеутверждающей культуры, чтобы любому идиоту стало ясно — «Россия — это и есть настоящая жизнь». Именно к таким все хотят примкнуть, им подчиниться, вступить в их ряды и за них всячески сражаться. Заунывные причитания о Руси-страдалице и вечно помыкаемом народе, который проклятые супостаты довели до белого каления, абсолютно недухоподъёмны.

Но даже не это главное. Дело в том, что правота доказывается в первую очередь вовсе не аргументами о справедливости, правде и прочих высших материях: это дело десятое, довесок. Правота доказывается решительностью, упорством и готовностью отстаивать Ваше, потому что оно Ваше. Всё прочее — по сути попытки оправдываться перед конкурентами, а то и врагами: во-первых, это выглядит дурно, во-вторых, никого не интересует. Предельно утрируя: какая вражескому солдату разница, во имя чего вы его убьёте.

Великодушие, милосердие к врагу и прочий гуманизм — отличные качества, но только когда вы общаетесь с позиции абсолютной силы, а не как жизненная установка вообще. Жизнь такая вещь — иногда приходится быть очень плохим человеком, чтобы она продолжалась.

9. «Надо провести скорейшую десоветизацию всего и вся» vs «Надо бережно всё сохранить и взять в будущее»

Тут люди путаются от слова совсем. Провести нужно деколонизацию, после чего совершить понятные действия.

Во-первых, сохранить действительно значимое историческое наследие всех эпох.

Во-вторых, после этого надо прекратить кокетничать, как девочка, дать однозначную официальную оценку историческим персонажам и событиям, но без привязки к конкретным гражданам и их предкам. Типа, работал человек директором завода, был членом КПСС — и ничего. Прошло уйма времени, несчастных по темницам чувак не стрелял, КПСС являлась легитимной властью и почти неизбежной ступенью в карьерной лестнице, в признании её таковой ничего предосудительного не было, это соответствовало действительности, а ностальгию запрещать бесчеловечно. А что Брежнев кретин — так в этом Брежнев и виноват.

РФ же наследует и Империю, и Советский Союз, но ни того, ни другого нет, поэтому нынешней России нужно прежде всего стать самодостаточным государством во всех отношениях, начиная (простите) с символики и заканчивая собственными реальными достижениями. Самоощущение наследника всего и вся, причудливо совмещающего карася с поросём, на том стоящего и с этого сойти неспособного, приводит к ненужному и непродуктивному «брожению умов», безумным «православным коммунизмам» и абсолютно непродуктивным общественным дискуссиям (для чего в значительной степени и делается).

10. «Свои люди в системе», «национальный поворот»

Система — это система, никаких своих людей в идеологическом смысле там быть не может, любая система самодостаточна сама по себе и живёт ради себя, а не торжества идей мирового добра. То же самое справедливо в отношении отдельных чиновников — человек работает в первую очередь на корпорацию и при конфликте интересов всегда встанет на её сторону.

Поэтому бессмысленно ждать «национальных поворотов» и надеяться на каких-то там силовиков-националистов (равно и коммунистов, либералов, демократов и всё прочее) — верх наивности. Постсоветская власть — это просто власть, никаких идейных мотиваций у неё никогда не было. Нет их и сейчас. Что там себе думает некий чиновник — дело сугубо второстепенное.

11. Видеть судьбоносные изменения там, где их нет, не замечая реальных

Последнее, но не по значению: сразу по прошествии общественно значимых событий в России принято подводить всяческие «точки невозврата». После Манежки страна не будет прежней, Пусси Райот вскрыли язвы, выборы чётко продемонстрировали… Меж тем подобные события почти всегда сопровождаются уймой лишних эмоций, которые преувеличивают их значение раз в пятьсот. Настоящие же изменения происходят, как правило, незаметно (если не брать катаклизмы вроде мировых войн), но именно они кардинально меняют обстановку в обществе. Вроде ничего не происходит, а если сравнить 1995-й и 2015-й — небо и Земля.

А главное — люди слишком экзальтированно реагируют на явные вбросы. Прочитала девочка «Никогда мы не будем братьями» — ну всё теперь, пиши пропало, «украинский народ выразил свою позицию», отныне и вовеки веков, аминь. Тогда как, во-первых, лет через десять это не будет иметь никакого значения, во-вторых, дееспособность нации (как и человека) заключается в том, чтобы при необходимости долбить в одну точку столетиями, невзирая на препятствия. А у нас чуть что — сразу далеко идущие выводы, ответные манифесты и эмоциональные выступления. Которые уже через месяц неловко читать, а главное — подобная болезненная реакция свидетельствует о тотальной неуверенности в себе и отсутствии внятного целеполагания.

***

Вот такая «футбольная команда», до сих пор исправно засоряющая мозг уважаемых соотечественников. Конечно, для тектонических изменений в обществе требуется время, и полагать, что уже завтра после этой статьи наш добрый народ от собственных предрассудков избавится, несколько наивно. Но хотя бы для более внятного ведения дискуссий проговорить всё это следовало. Иначе львиную долю постов на общественно-политическую тематику приходилось бы писать (и читать) словно с поправкой на подростковый возраст автора или читателя. «Этого он ещё не понимает, рано ему».

Если же говорить о более долгосрочной перспективе — мой прогноз оптимистичен. Всё изменится. Причём не после громких медийных событий, а тихо и незаметно. В 2035-м вспомним, как люди жарко спорили, русский ли Джугашвили, если Багратион тоже русский — и посмеёмся.

balanseeker: Pingwin-Balanseeker (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] vol_majya в НДП на форуме

Национально-Демократическая Партия приняла участие в Международном русском консервативном форуме, который прошёл в Санкт-Петербурге 21-22 марта.

Резолюция участников международного русского консервативного форума

Read more... )

balanseeker: Pingwin-Balanseeker (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] vol_majya в Национальный форум

Национально-Демократическая Партия примет участие в Международном русском консервативном форуме.

«МЕЖДУНАРОДНЫЙ РУССКИЙ КОНСЕРВАТИВНЫЙ ФОРУМ»

Национал-консерватизм нового времени – это, ни в коем случае не архаичное и реакционное учение, это патриотическое мировоззрение, основой которого является стремление сохранить национальную идентичность своего народа, сохранить традиционные культурные и нравственные ценности, религиозные воззрения и многовековые традиции и обычаи. Современность ставит перед консерваторами Европы новые вызовы, которые угрожают сохранению традиционных христианских культурных устоев и самой независимости стран Европы. И источник этих вызовов находится как внутри самой Европы, так и за её пределами, и выражен в политических силах, стремящихся ограничить суверенитет европейских стран, в том числе в США.

Национально ориентированное и консервативное государство – это государство, ставящее превыше всего интересы собственной нации и народа. Национально ориентированное государство надежный, понятный и стабильный партнер в международных     экономических      отношениях      для      других      национально ориентированных и консервативных государств и качественный пример того, как должны    измениться    государства,     размывающие     традиции и     национальную идентичность своего народа.

Миссия:

•Выработать новую концепцию развития человечества как ответ разрушающей его либерально-транснациональной идеологии.

•Интегрировать возможности политических и общественных консервативных организаций Европы и России в условиях разрушающей нестабильности и экономических санкций.

•Развивать и укреплять исторически сложившиеся международные культурные, духовные и деловые связи между странами Европы и Россией.

Формат:

1. Научное конгрессное мероприятие, Форум (открытие, пленарное заседание с выступлениями на ключевые темы, тематические круглые столы и блоки, закрытие с принятием итогового Решения).

2. Общее количество участников: 1500 чел.

3. Участие бесплатное. Для европейских гостей – оплата проживания в гостинице и визовая поддержка.

Целевая аудитория:

1. Представители российских и зарубежных общественных, политических и патриотических организаций.

2. Российские и европейские писатели и общественные деятели.

3. Представители законодательной и исполнительной власти федерального и регионального уровней России, а также представители бизнеса.

4. Представители российских вузов и научных сообществ.

5. Российские и иностранные эксперты в области истории, социологии, демографии, права, экономики, финансов, промышленности

Планируются к пригашению:

ØИностранные политические и общественные движения.

ØРоссийские политические организации.

ØРоссийские общественные организации.

ØРоссийские и европейские эксперты в сфере политики, экономики, культуры, бизнеса.

ØСпециальные гости, в том числе европейские и российские писатели и общественные деятели.

Форум пройдёт 22 марта 2015 года в Конгресс-Холле гостиницы «Holiday Inn» по адресу: Московский пр. 97А,Санкт-Петербург, 196084, Россия.




balanseeker: Pingwin-Balanseeker (пингвин НДП)
Итак, развивая идеи изложенные в этих моих постах:

Список статей )

В обсуждении, в блоге Карасятника
(http://karasyatnik.livejournal.com/301204.html - обсуждение очень обширное, много вопросов, много ответов),
я сформулировал следующее:

"Быстрый способ" формирования политического слоя элиты - многоуровневые выборы - НЕ тайные, НЕ-прямые (многоступенчатые, через выборщиков):

1 выборщик на 40 избирателей (правило личного знакомства)
1 делегат "народного вече" на 50 выборщиков (правило близкой коммуникации - собрания выборщиков, поддержание постоянной связи)
1 депутат на 100 делегатов "народного вече" (правило близкой коммуникации - поддержание постоянной связи)

Итого: примерно 1 депутат (уровня госдумы) на 200 тыс. человек,

Для уровня мегаполиса (типа Екатеринбурга) 15 делегатов "народного вече" выдвигают 1 депутата гордумы.


Мне были заданы вопросы и я на них ответил:

- Как будет обеспечиваться близкознакомственная выборность в мегаполисах, в которых многие не знают своих соседей по площадке, например?

Отказ от нарезки на округа. Город выступает как один большой избирательный округ.
Кандидат в выборщики просто собирает подписи и выполняет еще некоторые действия подтверждающие реальность его поддержки 40 избирателями.
Организация процесса такова, что выборщики проводят взаимную проверку достоверности подписных списков друг у друга.

- Как схема учитывает вероятность подкупа или запугивания?

Она с этим не борется. Даже если будут "запуганы" или "куплены" 10% избирателей, это приведет к тому, что потом надо будет контролировать в масштабах страны миллионы выборщиков. Это технологически невозможно.
Все эти выборщики получившие голоса через подкуп или запугивание будут представлять какие-то местные кланы или группировки (зачастую в масштабах страны довольно мелкие). Тем самым будут продвигаться интересы местных кланов, промышленных групп, политический союзов.
Качество представительства различных интересов будет значительно выше чем сейчас.

- В чём выражена ответственность каждого отдельного индивидуя в схеме за результат его гражданской активности ?

Ключевым звеном в данной схеме являются выборщики - низовые общественные активисты.
У них может быть совершенно разная мотивация и представление о способах решения общественных проблем.
Но главное что их характеризует - это активность, решимость действовать.
Сначала они собирают подписи избирателей (уговаривая, убеждая окружающих людей в своем искреннем желании изменить жизнь к лучшему). Затем взаимодействуя между собой выбирают наиболее активных и компетентных делегатов на "народное вече". Как следствие, они, в своей массе, будут в постоянной связи со своим делегатом.

- Чем будет мотивироваться тот, кому просто безразлично всё вот это, как таковое?

Никак. Он просто выпадает из процесса.

-- Неясен механизм перехода к данной схеме и исполняющий данный переход коллектив

Я вижу это так:

1) В каком-либо мегаполисе формируется инициативная группа.
2) Она убеждает значительную часть мелких политических групп, гражданских активистов, нешкурных предпринимателей попробовать провести (как пилотный проект) выборы в "народное вече" (Большое Городское Собрание). Объясняет им подходы и механизмы. А также цель - поиск политического механизма по выходу из системного кризиса власти (общенациональная цель). Как местная цель - создание общественного органа влияющего на принимаемые решения, площадку для честного обсуждения проблем местного самоуправления.
3) Пилотный проект достигает успеха и становится темой для подражания в других городах.
4) Нарабатывается практика. Наиболее яркие представители "народного вече" выигрывают выборы на местном и региональном уровне. Они используют все возможности, чтобы перенести такую политическую практику из уровня общественного проекта в уровень законодательных инициатив, в том числе и через референдум.
balanseeker: Pingwin-Balanseeker (Default)
Эта дискуссия, на самом деле, выдалась жаркой. Понятно, что среди нас, националистов, есть две точки зрения на этот вопрос.
Точка зрения В.Тора, как мне показалась, все-таки более популярна среди националистов. Этот вывод я делаю на основе комментариев, полученных в моем ЖЖ и ЖЖ Тора, а также в ФБ.

По мне, это, все-таки, печально. Так как справедливость, истина и право замещаются одним фактором - кровью. Это, с другой стороны, объяснимо. Ибо достали беспредельщики, которые творят здесь что хотят, уходят от ответственности, покупают ментов... И где она, справедливость, где он, закон? А если их не обеспечивает нам государство, мы станем сами обеспечивать - на основе крови. Будем всегда за русского, даже если он не прав, даже если он мудак. Будем такими же как они, эти варвары, пришедшие на нашу землю. Это реакция, повторюсь, объяснима. Но достойна ли она нас? Не обратит ли она нас в них?
И этот важный момент подметили несколько комментаторов.

Позволю себе процитировать два важных тезиса из комментов.
В ФБ Manul Power пишет: "поздравим тов. Кралина - он хочет сделать из русских этаких "белых джигитов". Руководствующихся принципом "свой всегда прав, потому что он свой", и лишенных рефлексии. Поиск справедливости характерен ТОЛЬКО для европейской (включая русскую) культуры. Желание установить правого в конфликте, и - неправого. Без разницы: свой - чужой, богатый - бедный, белый - черный. И это - правильно. Если русский работодатель использовал труд рабочих-таджиков, и отказался им платить - он однозначно неправ, а таджики в своих требованиях оплаты - правы. Что никак не отменяет требования введения визового режима со странами СА, и, по возможности, ликвидации явления среднеазиатского гастарбайтерства как такового. Дабы не быть обвиненным в русофобии, скажу, что то же самое относится к ситуации с израильским работодателем и нелегалами-эритрейцами. В "альтернативно развитых" туземных культурах этого нет и в помине, и ИМЕННО по этому их присутствие в цивилизованном мире КРАЙНЕ нежелательно. Другой перекос - это пресловутая "толерантность", когда "всегда правым" оказывается "бедный и черный", причем, он всегда будет "бедным", потому что "черный". Это - самое худшее и протвоестественное, т. к. это - сочетание аутофобии с ксенофилией. Мое мнение, что нежелательно проявлять излишний гуманизм в отношении представителей негуманистических культур. Гуманизм - для гуманистов. А СПРАВЕДЛИВОСТЬ - она да, для всех. Отсуди заработанные деньги - и дуй в родной кишлак. Примерно так".

Другой комментатор, Александр Шведов, ссылается на очень интересную статью "Границы зла. Как родоплеменное сознание превращает русских в малый народ".
Так есть очень важный момент: "В мире есть добро и есть зло: как отличить, где граница? Рефлексирующее, рациональное сознание уже на ранних этапах, при переходе от мифа к философии, отвечает: это сложный вопрос, границы не всегда сразу заметны, не всегда точны, вот вам этика – Никомахова, стоическая, эпикурейская, такая, сякая.

Мифологическое родоплеменное сознание отвечает иначе. В мире есть добро и зло, как отличить? Ясно как: свои – добро, чужие – зло. Если свой совершает зло, мы этого не замечаем. Если невозможно не заметить, значит, своего подставили чужие. Подбросили, чтобы запутать следы. Чтобы наговорить и опорочить всех нас. Сами же себя взорвали, подстрелили, высекли. Племя ведь большая семья, а даже по самому современному праву против членов семьи не свидетельствуют.


Раз ясно, где в мире добро и зло, то и нечего путать. Если совершено зло и выглядит так, будто оно – от своих, значит, чужой натворил, а нашего оболгал. Родовое сознание – оно же и самое конспирологическое на свете.

Его много на Ближнем Востоке, в Иране, в Индии, в Палестине, но и в Израиле тоже, в Индии, в Африке, на Кавказе, в Средней Азии. И гораздо меньше – на Западе.

Вот этого и боятся здесь больше всего в людях с Востока – разницы в способе проведения границ добра и зла. Что мы-то своего, если не прав, сдадим, а они своего – нет. Останутся непрозрачной иноязычной гурьбой, ощетинившимся родом-племенем. Бедный мальчик там, в Бостоне, – вон как все тело продырявили, чтобы правду никто не узнал. А убитого-то в Бирюлеве видели на рейсе в Варшаву. Сами взорвали дома в Москве, сами повалили небоскребы.

Не преступление пугает местных в чужих больше всего, а что они своего не осудят, не выдадут, выкупят, спрячут, оправдают в душе, изобразят жертвой. Нам так кажется тут, во всяком случае. Европеец чувствует себя одиночкой (свои-то не по умолчанию за него) перед коллективом и боится...

...И вот русские националисты предлагают ответить на чужое, древнее, родоплеменное мышление возрождением такого же русского. Возвращением на племенную стадию. Превратить большой исторический народ в маленькую доисторическую народность...

...Борясь с «диким Востоком», ходовой русский национализм заимствует главную черту этого дикого Востока, от которой и сам-то постепенно Восток уходит: родоплеменное мышление..."

Эти два коммента перекликаются. Ибо суть у них одна. Мы, русские - великий народ, цивилизованный, культурный, умный, справедливый. Нам предлагают отказаться от части НАШЕЙ сущности и отбросить в сторону цивилизованность, справедливость, рефлексию, культурный код и принять ИХ понятия справедливости, основанные на родоплеменном сознании. Аргументируя это тем, что иначе ОНИ нас уничтожат. Ради этого мы должны принять их сущность. И вот тут, на мой взгляд, таится большая опасность - утрата русскости. Как справедливо отметил Manul Power мы станем "белыми джигитами". Я же предпочитаю оставаться русским.
balanseeker: Pingwin-Balanseeker (Default)

Наш постоянный читатель Альфред Кох недавно ехидно спрашивал в своем фейсбуке, почему местные антикавказские выступления вспыхивают стихийно, без участия националистических организаций. Где те витязи русского народа, что должны вести за собой в бой затерроризированных поселян? Почему до сих пор нет влиятельных националистических структур?

Отвечаем. Дело в том, что чтобы попасть в легальную политику, националисту нужно договориться с Кремлем, причем договор будет включать в себя, помимо всего прочего, два обязательных пункта: запрет на жесткую антииммигрантскую критику и запрет на кавказскую тему. Иначе говоря, чтобы попасть в обойму разрешенных партий, националистам надо сдать два самых острых, самых больных национальных вопроса, опираясь на которые, можно получить двузначные цифры поддержки в первом же избирательном цикле. Отрезать себе яйца и начать старательно не замечать таджиков и чеченцев — две самые взрывоопасные темы, в которых и зарыта путинская смерть. Естественно, что защитник русского народа, забывающий про таджиков и чеченцев, моментально становится полным придурком в глазах общественности — достаточно вспомнить знаменитое путешествие Демушкина в Чечню, после которого он стал национальным посмешищем. Проход в легальную политику для националистов открыт только после того, как они сами ставят на своей политической карьере крест (и, соответственно, в легальной политике становятся беззубыми ручными песиками).

Приведу два примера: НДП и «Новая сила». Хорошие, интеллигентные партии, которые начали свою деятельность с абсолютно логичного шага — сбора 100 000 подписей за введение виз со Средней Азии. Подписи собрали, кампания по их сбору привлекла большое внимание и вызвала одобрение даже у тех, кто националистами не интересуется, возник первичный медийный ураган, который можно было бы двигать дальше, сгусток общественного интереса, как… как у обоих партий отобрали регистрацию, потому что бесплатные рабы-таджики — это святое. Абсолютно успешное, логичное, грамотное развитие молодых партийных проектов с обращением к реальным проблемам населения — и тут же удар топором в висок от Кремля, да еще и целая серия 282-процессов против активистов партий. Ах, русские не могут соорганизоваться… да нет, могут, и соорганизовались, и даже 100 000 подписей в свою поддержку собрали — но против лома нет приема, разве что ультраправый терроризм.

Другой пример: ДПНИ и «Родина», два самых успешных националистических проекта, инициированных Кремлем в рамках попытки поиграть в управляемый национализм. И ДПНИ, и «Родина» поперли так, что начали моментально выходить из-под контроля, люди тысячами записывались, отделения по всей стране росли — после чего Кремлю пришлось ТУТ ЖЕ прибить выращенные им чудовища, которые угрожали съесть любопытных экспериментаторов. Национализм оказался принципиально неуправляемым, потому что это идеология не клоунов, а хозяев страны. И идеологией клоунов он может оставаться, только если его постоянно, каждодневно пропалывать от всех живых ростков, терроризируя вообще всё национальное, вплоть до «Русских пробежек», организаторы которых в ряде регионов уже сели. Стоит русским только собраться в количестве хотя бы 10 человек и поднять имперский флаг, как тут же налетает со всех сторон ФСБ — центр «Э», сажает лидера, вешает открытые уголовные дела на его заместителей, а потом Альфред Кох сидит в фейсбуке и удивляется, чего это русские национальные организации поголовно дохнут на ранней стадии развития. Прям загадка века — организовали ячейку, пришли менты, посадили половину, и дальше как-то знаете вот не задалось.

Проблема национализма не в низкой поддержке. Проблема национализма наоборот, в его огромной популярности, в его моментальном выходе из-под сурковско-володинского контроля. Ну вот серьезно, вы читаете этот текст в сделанном на коленке блоге, куда в топовые дни заходит по 100 000 человек (в день! В ДЕНЬ!) — ни одна другая идеология при столь скудных ресурсах (краюха хлеба, стакан чая, подсоленного слезами, и ярость в сердце) на это неспособна. На «непопулярный национализм» так ломятся, что нам ДВАЖДЫ пришлось на новые хостинги переезжать, старые падали от нагрузок. Да что мы — повторюсь, за те же визы со Средней Азией 100 000 подписей влет собрали, люди со слезами на глазах шли подписываться, «Наконец-то появились защитники родненькие, уймут понахаевших мамаев!».

Вместо этого уняли защитников. И нас закроют, едва мы попытаемся собрать какую-то политическую организацию — после чего Кох будет сидеть и ехидничать «Ах, какой хороший блог был, даже странно, что загнулся после десятка уголовных дел. Непопулярен национализм, непопулярен…»

Нет, милые, непопулярен Путин и многонационализм, неспособные выиграть у национализма в честной политической конкуренции (вспомните, как они с истошным визгом «Родину» с выборов снимали, когда ролик «Очистим Москву от мусора!» стал общенациональным хитом, люди смотрели его стоя, как национальный гимн слушают), и потому вынужденные репрессировать все попытки (успешные попытки, особо подчеркну) русской самоорганизации. Старая ботоксная кляча больше не может соревноваться в политических скачках — и потому требует перебить ноги молодым и сильным. Под Коховские причитания: «Ой, что же это у вас с ножками-то такое странное случилось?»

Походишь под 282 — поймешь.

"Спутник и погром"

Profile

balanseeker: Pingwin-Balanseeker (Default)
balanseeker

February 2017

S M T W T F S
    1 2 3 4
5 6 7 8 910 11
1213 1415 16 1718
1920 21 222324 25
26 2728    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 05:05 pm
Powered by Dreamwidth Studios