balanseeker: Pingwin-Balanseeker (пингвин НДП)
[personal profile] balanseeker
Оригинал взят у [livejournal.com profile] lina17ok в Притяжение постправды — Sputnik & Pogrom
Оригинал взят у [livejournal.com profile] vol_majya в Притяжение постправды — Sputnik & Pogrom
Оригинал взят у [livejournal.com profile] vol_majya в Притяжение постправды — Sputnik & Pogrom
Притяжение постправды — Sputnik & Pogrom

Два столпа пропаганды в XXI веке: трансмедиа и постправда. Трансмедиа — это способ рассказывать истории, используя сразу несколько площадок: часть истории рассказывается в сериале, ещё часть — в бесплатной игре для смартфона, ещё кусочек — в виде граффити в центре города. Ещё несколько процентов истории создаются самими потребителями. Автор может быть не один — в результате хайпа, повышенного внимания к изначальному проекту, потребители создают дальнейшую волну интереса к идее. Снежный ком.

С постправдой чуть сложнее. Машина государственной власти стоит, во-первых, на интерпретации фактов — здесь не нужно ни придумывать, ни врать: достаточно выбрать нужную государству трактовку. Добавляем чуть-чуть лжи, чуть-чуть безразличия — постправда готова. Собственно, в 2017 году мы всегда говорим правду, мы всегда опираемся на факты, подтверждённые десятками научных и тысячами популярных источников. Никто никогда не врёт. Просто правда (постправда) у каждого своя.

Вот Оксфордский словарь: «Постправда — это «обстоятельства, при которых объективные факты являются менее значимыми при формировании общественного мнения, чем обращения к эмоциям и личным убеждениям».

Факты тем не менее присутствуют и даже необходимы — истории нужно мясо, подробности и полутона, которые делают красивую мозаичную картинку. Помните клиповое мышление? Ага. Оно тут тоже один из важнейших факторов. Красивые образы и простые идеи, щедро разбросанные в стратегически важных для человеческой психики местах, создают весьма полную и даже на первый взгляд объективную картину мира.

Так и складывается увлекательная политика постправды, основанная на манипуляциях общественным мнением, подмене понятий, росте социальных медиа, новостном цикле в круглосуточном режиме работы, постановке разнообразных отвлекающих вопросов и очень объёмных ответах, дисбалансе в точках зрения на проблему, в создании противоположного мнения, которое тоже исходит из неправильных априори предпосылок.

При этом власти никогда не врут. Правда. Пропагандистский аппарат достигает своих целей с помощью интерпретации. Достаточно расставить акценты в нужных местах — и история начинает играть новыми красками. Так действуют механизмы психоделиков, например, ЛСД или NBOMе — они не вызывают галлюцинаций. Психоделический эффект — это отражение жизненного опыта в произвольном порядке, усиление интерпретации, это «пережёвывание жизни и плевок в сознание». Диссоциативы показывают мир через призмы, дополняя реальность, усиливая эмоции и восприятие в сотни раз. Как и медиа.

«Притяжение», новый фильм Фёдора Бондарчука, делает именно это — он расставляет акценты. Бондарчук в данном случае — Георг Вильгельм Пабст. Был такой режиссёр в нацистской Германии, снимал пропагандистские художественные фильмы.

Блокбастер со вполне солидным для российского кинопроизводства бюджетом в 380 миллионов рублей с самого начала планировался как фильм не про инопланетян. Это кино про Бирюлёво в 2013 году. Очень страшная и очень хитрая пропаганда.

Притча — это иносказательный рассказ с нравоучением. Говоря ещё проще — это способ подсластить пилюлю. А если завернуть пилюлю в красивую обёртку — дети будут хотеть их есть. Так работает культура вообще и пропаганда в частности.

Фантастика идеально подходит для морализаторских историй и пропаганды. В фантастике есть чёткое разделение на своих и чужих, которое не только позволяет абстрагироваться от насущных проблем, но и создавать комбинации образов и тезисов, необходимые для формирования нарратива. «Притяжение» это фантастическое кино про пришельцев.

Бондарчук с самого начала говорит, что снимал не про инопланетян. Вся пресса начинает с этого свои рецензии и дальше спокойно пишет про проблематику межнациональных отношений в Российской Федерации, восторгаясь работой звукооператора, который работал с Нилом Бломкампом, стильным визуальным рядом и так далее. «Кольта» даже написала в порыве великодушного идиотизма, что «в недавно родившемся коммерческом российском кинематографе „Притяжение“ выполняет, наверное, самую важную на сегодняшний день социальную задачу — это первый жанровый антифашистский фильм». Но это смешно — помните про трансмедиа.


«Притяжение» — этатистская и авторитарная пропаганда. В нём удивительно, но уже привычно сочетается мастерское следование декалогу Геббельса об успешной пропагандистской работе. Это «Штурмовик Бранд» нашего времени. Это фильм, который воплощает все мечты Бенито Муссолини, Адольфа Гитлера, Иосифа Сталина и прочих любителей крепкой руки и государственного контроля без ответственности перед народом.

Слово одному из авторов идеи:

«Идея фильма родилась в 2013 году. Если помните, тогда в Бирюлёво случилась конфликтная ситуация между представителями разных национальностей. Мы подумали, что это очень важная тема, которая нас тоже затронула. Но мы также понимали, что ее нельзя рассказывать в том виде, в каком она преподносилась в СМИ. И мы решили заменить представителей другой национальности на пришельцев».

Фильм сняли хорошо. Это отличный пример изящной и сильной агитки. «Притяжение» сделано на государственные деньги и подаётся как очень важный и знаковый блокбастер. Поэтому считать его «просто искусством», «коммерческим фильмом» и «частной позицией» нельзя. Государственные деньги в таких случаях выделяют на проекты, важные для формирования общественного мнения и национального самосознания. Пропаганда всегда только средство, а не цель.


«Я очень боялся браться за этот фильм — прежде всего из-за того, что впервые мне предстояло снимать кино про здесь и сейчас. Будущее и прошлое — это такие стены, которые тебе помогают. За ними ты можешь скрыться, их ты можешь придумать. Ты можешь придумать мир, в котором существуют твои герои, разукрасить его».

Фильм сняли красиво — он про гетто, но эстетизированное, гламурное гетто. Вот один из главных героев красиво курит на фоне гонконгского туманного пейзажа в виде новостройки за его спиной, вот он же едет на модной фиолетовой машине, вот он дерётся против «других пацанов». В его компании есть высоченный парень азиатской внешности, который здесь выполняет важную роль «обязательного негра». Лаконичная, выверенная картинка, эстетика Ле Корбюзье в её максимальном развитии — холодное небо, дома-муравейники правильных форм — всё очень красиво и просто.

Давайте откроем правила пропаганды Йозефа Геббельса.

Пропаганда является «воистину грозным» оружием в руках знатока. Потому что идеальную пропаганду не замечают. Пропаганда всегда обращена только к массам, а не к интеллигенции, читаем мы дальше. Действительно — что может быть более массовым и безобидным, чем фантастическое кино о пришельцах, насчёт которого к тому же было заранее несколько раз сказано, что оно несёт в себе совершенно иные смыслы? И рейтинг «от двенадцати лет», и желание посмотреть на себя — таких же, как в жизни, только более стильных — радостно привечает как раз ту аудиторию, которая наиболее подвержена манипуляциям: подростков. Дети радостно посмотрят кино про инопланетян, уверенные, что мозги им мыть никто не будет.

А дальше пропагандисты начинают работать.

Фильм начинается со сцены школьного урока, где учитель астрономии объясняет ученикам, что люди всегда боялись неизвестного: например, Первый крестовый поход начался со звездопада, а потом триста тысяч крестоносцев погибли в пустыне! Серьёзно, да. Каждая сцена в этом фильме служит одной цели: вложить в головы зрителя en masse оценочные суждения. И да, интересная подмена понятий: вместо мигрантов из Средней Азии, где уровень образования и технологического развития ниже, чем в Российской Федерации, нам показывают высокоразвитых инопланетян и говорят, что это одно и то же. Они же чужие.

Дальше Армия России атакует корабль пришельцев, который мирно летел себе по направлению к Земле. «Мы нанесли первый удар». То есть пришельцы по идее дальше будут только защищаться, а виновата во всём «принимающая сторона». Кино же о гуманизме. Корабль падает, разрушает наше эстетизированное Чертаново и убивает 200 или чуть больше человек. Заметьте, кстати, как Бондарчук снижает цену человеческой жизни. Протесты в Бирюлёво начались из-за гибели одного Егора Щербакова от рук мигранта — а тут 200 человек (или чуть больше) гибнут в результате несчастного случая.

Видите, что они делают? Они устанавливают норму. Мозг человека — это губка. Большинство людей информацию интерпретирует минимально, и образы там остаются чистыми — и так у всех. Первичное восприятие информации объективно. Вот только информация субъективная и проецирует точку зрения, содержащую интерес того, кто эту информацию предоставляет. Не обязательно коммерческий или политический интерес, но и культурный тоже. Норма в данном случае получается очень простая и совпадает с интересом.

У девочки есть папа-полковник, символизирующий мудрое и справедливое государство, который сразу начинает всем руководить. У неё есть молодой человек, радикальный, брутальный «простой парень». У «простого парня» есть друзья, которые выглядят в сезоне 2016/2017 как скинхеды из фильма Павла Гарриевича Бардина «Россия 88». Друзья выглядят так: комический трусливый блондин в подтяжках, лысый коренастый крепыш в чёрной шапочке и высоченный парень с бурятским лицом. Это наши «Монтекки», «простой парень» будет нашим Тибальтом.

Придя в школу, девочка видит, что все школьники теперь носят значки с символом в виде чёрного андреевского креста (это на наши деньги «символ страшного национализма»). Главная героиня врывается в школьный кабинет и начинает истерически кричать и рыдать, попутно выкрикивая разные лозунги, которые без тени сомнения можно отнести к националистическому дискурсу. Национализм показывается как истерика, и ему противопоставляется строгий, спокойный отец-полковник и умный, интеллигентный учитель-гуманист. Таким образом, уже к тридцатой минуте «Притяжения» у зрителя формируется устойчивая картина происходящего — он же помнит, что фильм не о пришельцах. Национализм — это детская истерика, а государство здесь — это гуманизм и мужественность.

Дальше происходит сцена «встреча с добрым инопланетянином». Девочка стреляет в пришельца и из него течёт человеческая кровь. Оказывается, что внутри сидит такой же человек, как и все другие люди, но лучше, умнее и даже красивее. Они такие же, как и мы, видите. Вопрос к крови — это самый подлый удар, который на массового зрителя действует как цианид. Работает в ста процентах случаев. Плюс ко всему у человека внутри костюма интересная восточная внешность. Актёр замечательно сыграл очень много смешных гэгов. Создал очень положительный, добрый образ.

А потом начинается уход к гуманизму и культурному обмену. Пришельцы дарят нам технологии, бессмертие и вообще рай на Земле. Добавляется ещё больше сказочных мотивов, внимание зрителя расплывается и уходи в сторону высоких материй: добра и зла, любви и ненависти, жизни и смерти. Оказывается, у инопланетян есть секрет вечной жизни, они не чувствуют эмоций, короче, начинается завлекательное мельтешение.

Тем временем власти решают проблему. В красивом кабинете сидят сильные люди и думают, что же им делать с чужими. Не поддаваться на провокации, поставить кордон, эвакуировать гражданских, раздавать воду — власть показана мудрой и предусмотрительной. Народ же в следующей сцене выглядит бунтующими идиотами — детьми, которые ничего не понимают и только сердятся. Таких сцен там большинство. Наша героиня тем временем тащит пришельца в больницу, пользуется именем отца направо и налево, ссорится с ним, переливает пришельцу свою кровь (которая у них даже одной группы, серьёзно). Пришелец очухивается, даёт девочке немножко фантастики в виде водяного браслета на руке, после чего мы видим ещё одну сцену-маркер.

Наш инопланетянин идёт в смешной одежде, весь из себя не такой, как все. Его останавливают менты и тащат в каталажку, принимая за наркомана (хотя всем понятно, что это такая социальная сатира на несчастных мигрантов, у которых проверяют документы направо и налево). Ещё одна сцена с «я дочь полковника Лебедева», пришельца выпускают и так далее. Неинтересно.

Помните «простого парня», который к тому же ещё и возлюбленный нашей героини? Он тем временем с друзьями-скинхедами исследует инопланетный экзоскелет, который пришелец скинул. Один из его друзей устраивает ещё одну истерику, потому что он тупой и не понимает инопланетных технологий (видите, какие националисты истеричные дети и трусы?), кричит, что «вас всех перебьют поодиночке, если не объединитесь» и прочие штампы. Негативный образ «погромщика-фашиста» сформирован. Одновременно с этим мы видим сильных и красивых, спокойных военных. Заодно и толстых, неприятных и непрофессиональных полицейских, которые такими показаны, чтобы у зрителя не было ощущения агитки и лапши на ушах. Принцип ACAB теперь можно использовать на благо государства.

Тем временем главная героиня всё больше начинает симпатизировать пришельцу и влюбляется в него. Сцена с бабушкой, ещё одним авторитетом в глазах подростка, которая говорит «напрасно жениться на нём не будешь» опять же легитимизирует идею смешанных браков. Конечно, это спекуляция — но эти слова запомнят. И контекст запомнят. Человек в моменты принятия решений склонен обращаться к культурным объектам в поисках ответов — и чем «Притяжение» хуже любого другого объекта? Если говорить о массовой культуре, то это кино стоит где-то между «Мстителями» и песнями популярной украинской группы «Грибы» — то есть это вещь, которая популярна в подростковой среде. На первый взгляд, это качественная массовая культура.


Дальше нам показывают сцены с кадрами из соцсетей, «разжигание межпланетарной розни», кучи лайков, массовость движения «землян», видеоблог в стиле «Формат 18», только про пришельцев (я не шучу, серьёзно). Мы видим искажённые от злобы лица, ксенофобскую массу, причём в видеоблоге — как раз те паттерны, что использовались у Тесака в ранних видео и в «России 88». Мы видим, что отвечают дети, бабушки, мужчины средних лет — «народ». Это сразу же сменяется почти пасторальной сценой концерта Макса Коржа (ещё один авторитет: давайте всунем Макса Коржа, дети любят Макса Коржа), где такая же масса людей весело танцует, девочка-героиня танцует со своим другом-инопланетянином, они весело смеются, а потом едят блины. Корж толкает речь о том, что все должны перестать враждовать, что лучше слушать музыку. Конфликт упорно сводят к проявлениям человеческих эмоций.

Что думает зритель, послушно перенося нарратив фильма на реальность? «Ура, мы можем решить межнациональные конфликты путём культурной интеграции». Нет. Не можем. Стратегия культурных центров — это не панацея. Это работает в долгосрочной перспективе, результат отразится через поколения. А здесь это имеет моментальный эффект. Все счастливы и находят общий язык, девочка целуется с инопланетянином. Но тут приходят злые националисты, которые выглядят как специальные опереточные фашисты — бывший «простой парень» девушки со своими друзьями. Они злобно бьют пришельца, кричат ему неприятные слова. Девушка требует, чтобы они перестали, но обезумевшие от жажды человеческой крови радикалы не останавливаются. Один из них хватает пистолет и собирается застрелить гуманоида, но в результате убивает своего друга. Да, «простой парень» теперь внезапно превратился в зверя и сволочь. В зале в этот момент все начали говорить про то, какой он урод и гад. Сюжетно это персонаж-пустышка, маска, которую красят, как хотят.

При этом все ребята выглядят как «националисты» из методички для силовых органов. Подтяжки, белые ботинки, камуфляж, бритые головы. Классика. Пропаганда должна ограничиться минимумом и повторять это постоянно. Настойчивость является важной предпосылкой её успеха. Ещё национальная идентичность подменяется районной: «мы из Чертаново».

Зритель должен осознавать, что национализм — это страшная во всех смыслах сила. Мы видим, как студенты массово покидают аудитории, как люди уходят с работы и как все вокруг хотят крови. Народ в едином порыве собирается на митинг, и там все — простые люди, женщины и мужчины, молодые и старые, такие же, как и мы с вами. А потом мы видим толпу погромщиков, где только молодые парни. Образ взял и отпечатался, между национализмом вообще и драками с полицией теперь стоит жирный знак равенства. Помните учителя из начала фильма? Вот он тут единственный, кто пытается воззвать к «голосу разума», кричит про «все же мы люди» и вообще всячески изображает «либеральную интеллигенцию».

Дальше начинается десятиминутный погром, опять безумная толпа (причём это ещё акцентируется с помощью монтажа и ракурсов съёмки), противостояния с армией и полицией, все увешаны символикой, кричат лозунг «Это наша земля!» и выглядят очень глупо. Потом показана ещё одна массовая драка, где спокойные и очень, ОЧЕНЬ брутальные солдаты одними прикладами сносят толпу радикалов. К ним добавляются красивые экзоскелеты пришельцев, которые тоже не наносят погромщиками никакого вреда. Кстати, во главе погрома стоит «бурятский скинхед». Зритель окончательно запутан и очарован нарративом, он смотрит за экшеном.

Костюмы пришельцев имеют синий оттенок. «Простой парень» залезает в экзоскелет, весь красный как рак от злобы и ненависти, костюм тоже становится красным, дальше происходит драка между ним и новым возлюбленным-пришельцем его бывшей пассии (которая наша главная героиня и вроде как символизирует Россию). Заканчивается это так же, как и в «России 88» — озверевший и запутавшийся нацист, мерзкая осатаневшая от ксенофобии русня, убивает двух влюблённых.

Пропаганда должна воздействовать больше на чувство, чем на разум, так как масса в сущности имеет женственный характер, поэтому чувства доходчивей размышлений.

Дальше сцена на космическом корабле — умный бортовой компьютер рассказывает нам, что люди бы уничтожили себя через 600 лет с таким уровнем насилия, перечисляется количество войн и убийств за последние несколько десятков лет и это всё подается опять как монолог Авторитета. Нам прямым текстом говорится о том, что мы должны научиться прощать и любить, строя наше общее будущее. Потом много красивых сцен с водой и титры. Кстати, в финале девушка оживает, потому что её возлюбленный (бессмертный инопланетянин) отдал ей свою жизнь. Он в конце тоже оживает, и зритель полностью доволен и загружен полезным нарративом.

Пришельцы — хорошие. Солдаты — сильные и честные. Русские в фильме выглядят безумной истерической массой людей, которые должны жить в гетто, любить государство и армию — что-то вроде южноафриканских негров из бантустанов или опустившихся африканеров из Die Antwoord. Весь социальный и политический надрыв показан как истерика подростка. Это лубок, выставляющий всех русских гормональными придурками.

Весь фильм, по сути, является демагогической интерпретацией не просто фактов, но выдуманной и неестественной ситуации, которая рассказывает о политической и о социальной проблеме, но постоянно перескакивает на эмоции и чувства. С материалом сценаристы обращаются очень вольно: азербайджанец Орхан Зейналов убил русского Егора Щербакова, который умирал на руках у своей девушки, а в «Притяжении» русский фашист из автомата расстреливает в спину пришельца, ставшего новым возлюбленным главной героини.

Спорить о достоинствах и недостатках этого кино бессмысленно: у пропаганды нет никаких достоинств и недостатков. Только постправда.

Profile

balanseeker: Pingwin-Balanseeker (Default)
balanseeker

February 2017

S M T W T F S
    1 2 3 4
5 6 7 8 910 11
1213 1415 16 1718
1920 21 222324 25
26 2728    

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 04:53 pm
Powered by Dreamwidth Studios